Главная » Статьи » Рассказы

Берберы на Северном Кипре

Давно уже собиралась написать о берберах, но передо мной вставало непреодолимое препятствие, вроде того, с которым столкнулся у Булгакова несчастный поэт Иван Бездомный. Когда писал жалобу в милицию. Берлиозов-то два, и как объяснить, что имеется в виду совсем не композитор? Так что я решила разделаться с этим вопросом с самого начала. Имеется в виду совсем не то гордое африканское племя, что приняло ислам в 7-ом веке, а удивительная профессия.

Городок наш Лапта (Лапитос, Ламбуза, Лапида - сколько там имен набралось за 4000 тысячи лет), притулился на склоне Бешпармака, между горами и морем, на склоне, где - пологом, где - крутом. Иногда настолько крутом, что, поднимаясь, можно почесать себе о булыжники нос, а если пожить здесь подольше, одна нога становится короче другой.

Сейчас в одном из девяти Кипрских царств, когда-то превосходившим по размеру и размаху и Пафос, и Лимассол (не говоря уж о Кирении), живет тысяч восемь человек, и на это-то количество народу приходится одна парикмахерская, куда ходят и дамы, и джентльмены (что, в общем-то, нормально), и 12 (двенадцать!) берберов, которые обслуживают исключительно мужчин. И как! Как их обслуживают!

Итак, представьте на минуточку, что вы мужчина. Если приходится немного подождать (а это - обычное дело, ибо на Кипре никто, никогда, и никуда не торопится) вам поднесут стаканчик ароматного, крепко заваренного чаю - или кофе по-турецки в крошечной чашечке с обязательным стаканом воды. Но, быть может, вам не терпится приступить к делу? Так, что даже не до кофе? Пожалуйста, садитесь в кресло. И, пока мастер не освободился, вам на лицо наложат чудодейственную, разглаживающую кожу и избавляющую от прыщей маску.

Но вот приятное ожидание закончилось, и вас усаживают в кресло. Лицо оборачивают горячим - на грани терпимого - полотенцем, и, пока кожа распаривается, отдыхая перед бритьем, вас стригут - а также жестоко и эффективно расправляются с растительностью в носу и на ушах. Делается это так: бербер берет спичку и быстро и аккуратно подпаливает вам уши.

Если, конечно, вы мужчина.

А у вашего носа есть две альтернативы: либо специальные щипчики, либо особый воск, который заливают в ноздри горячим, а потом, когда все застынет, быстро выдергивают. Господа, если в этом месте вы содрогнулись - пожалуйста, задайте подруге вопрос: “Дорогая, а что такое эпиляция?” и, услышав подробный ответ, вы сразу ощутите облегчение и радость, что вы - по крайней мере - не женщина.

Но мы отвлеклись. С распаренного лица снимают полотенце и нежно бреют острейшей опасной бритвой, после которой щеки на ощупь, как миндальный цвет. Потом бербер разминает вам сведенные от нелегкой, полной стрессов жизни шею и плечи. По очереди дергает за каждый палец, добиваясь сочного хруста. Наконец, опрыскивает одеколоном и - вуаля! - вы новый человек.

Если, конечно, вы - мужчина.

В этом горьком соотношении: 1 к 12, сексизмом, на самом деле, и не пахнет. Просто задумайтесь, дорогие дамы: как часто вы ходите к парикмахеру? Раз месяц? В две недели? Будет ли заметно, если вы пропустили визит, и волосы - о ужас! - отросли на сантиметр? А теперь представьте, что у вас усы. Коротенькие такие усы шваброчкой, как у многих. И ОНИ отрасли на сантиметр. А трехдневная щетина? Как думаете, насколько часто надо ее освежать? Правильно! А если вы желаете просто бриться - так, чтобы щека была гладкой, как рука любимой? То-то же. А есть еще бородки! С идеальной, как по линеечке, кромкой, или клинышком, фигурные, с усами и без усов. Вариантов масса, и все они требуют визита к берберу минимум раз в 3 дня.

А местные мужчины очень и очень следят за собой. Вот в кофейне (а этих заведений здесь даже больше, чем берберов, но кофейни - опять же отдельная тема) сидят за нардами идеально выбритые старички с ровно подстриженными усами; а вот мимо пронесся на мопеде элегантный молодой человек с волосами, аккуратно поставленными дыбом, и точеной бородкой.

Ни у одного вы не найдете волос ни в ушах, ни в носу, и каждый интригующе пахнет одеколоном.

Позвольте себе как-нибудь невинное удовольствие привести к берберу в первый раз кого-нибудь из наших. Антон, например, стоически снеся и вспыхнувшие факелом уши, и эпиляцию носа изнутри, сломался на массаже. Никогда не забуду выражения его лица, когда бербер принялся ласкающими движениями поглаживать ему плечи (я же в этот момент неистово жалела о том, что меня угораздило родиться не того полу).

А тут он еще над ним флакон с одеколоном занес.

С тех пор Антон ходит к берберу только по самой крайней необходимости. То есть, когда зарастает до полнейшего неприличия. Уговоры не помогают, и чем дальше, чем стыднее и страшнее ТУДА идти. И вот недели две мы по дороге к дому как бы невзначай делаем крюк, так, чтобы не проезжать мимо Антонового бербера. Но это не помогает! Мы натыкаемся на него везде и повсюду, как несчастный герой Джером Джерома - на целующихся молодоженов. На улице. В кафе. И особенно - в очереди на кассу в магазине, где деваться уже решительно некуда. Бербер всякий раз ужасно радуется Антону, пожимает руку, расспрашивает о здоровье детишек. И, хлопая по плечу, осведомляется: Когда? Завтра, завтра, - отвечает Антон, лживо отводя заросшие до носа глаза.

Беда еще в том, что, как ни странно, бербер не обязательно должен хорошо стричь. Берберы - они немного не про это. Ну да, они - цирюльники, barbers. Брадобреи. Бороды - это да! Усы - да! Уши там, носы… А волосы здесь стригут либо очень коротко (в основном, старшее поколение), либо - это уже молодежь - ставят дыбом, как у вампиров-любовников или итальянских футболистов, которые, говорят, отказываются выходить на поле, если идет дождь. Виски при этом можно просто подбрить. Да оно и понятно, климат жаркий.

Поэтому такая штука, как, например, филирование челки, здесь - вещь экзотическая. К тому же дети здесь считаются клиентами второго сорта - из-за отсутствия растительности на лице. И, как правило, их отдают на откуп Ученику Бербера, который, кроме футболистских причесок, вообще ничего не признает. И вот, запустив к берберу младшее поколение, и дав ему (берберу) тщательнейшие указания на смеси английского и ломаного турецкого, рискуешь получить на выходе гриб.

Вернувшись домой и как следует осмотрев себя в зеркале, гриб наотрез отказывается идти назавтра в школу. Поэтому приходится брать ножницы самой и твердой рукой прореживать кущи. Хотя бы на лбу.

В итоге Миша ходит к берберу еще реже, чем Антон. Он сопротивляется, как лев, и увиливает, как угорь. Бывает, я уже забываю, когда в последний раз видела глаза сына.

И вот как-то Антон (который накануне в очередной раз победил себя) поставил вопрос ребром. “Или ты идешь завтра к берберу”, - сказал он. - “Или пусть тебя стрижет мама”. “Мама”, - ответил Миша к моему изумлению и восторгу. 
Дальнейшее, по настоятельной просьбе Миши, описывать не буду. Скажу только, что в истории фигурируют:

Решительная мать, вооруженная ножницами и машинкой
Неудачный поворот так хорошо начавшегося процесса 
Грустный бербер 
Много чаю
Веселый ученик бербера, поклонник итальянского футбола, вооруженный машинкой и ножницами
И результат, который Антон метко окрестил “Гитлер Югенд”.

Миша в школу пошел - к счастью, все вышеописанное происходило в субботу - но не совсем чтобы без печальных ожиданий.

Вернувшись, сказал: “Зря волновался. Там все такие”.

Но одна тайна так и осталась для меня нераскрытой. С берберами все более менее понятно - но друзья, зачем, скажите, мужчинам может быть нужен еще и Эркек куафёр? То бишь, “Мужской парикмахер”? Мой друг Влад высказал предположение, что это может быть заведение для хипстеров, для самых утонченных метросексуалов, для тех, кто следит за собой ПО-НАСТОЯЩЕМУ. Кого не устраивает какая-то там маска для лица и депиляция бровей. Может, им нужно наращивание ресниц? Но как тогда объяснить наличие эркек куафёра в самых захолустных деревушках? Или, может, вы думаете, что Ташкент (есть такой городок на Кипре) населен одними метросексуалами?

А еще одну тайну мне раскрыть удалось. Точнее, мне о ней рассказали.

Мы сидели с нашим другом Джамалем в маленькой кофейне в Лефке, на обочине очередного бурливого кипрского фестиваля - кажется, на это раз, апельсинового. 
“Представь, зашла ты к берберу” - сказал Джамаль, хитро улыбаясь в усы (я честно попыталась). - “Он бреет тебя, стрижет, и задает вопросы. И ты рассказываешь ему свою историю, выкладываешь ему все, верно? Ведь он держит бритву у самого твоего горла (тут он смеется: это была шутка. Ура!)”. А потом излагает твою историю твоему соседу, который пришел после тебя. А другой раз, может, это ты услышишь все о соседе”.

Как видите, берберы занимаются тем, что выуживают у людей истории, и рассказывают эти истории другим людям. Как и представители совсем другой профессии.

Не удивлюсь, если выяснится, что Орхан Памук подрабатывал в свое время учеником у бербера.

Я бы, например, точно записалась в берберы.

Если бы была мужчиной, конечно.

АВТОР РУБРИКИ РАССКАЗЫ О СЕВЕРНОМ КИПРЕ: Katya Ilina

Категория: Рассказы | Добавил: ViLkA (2018-04-12) | Автор: Katya Ilina
Просмотров: 92 | Теги: мужчины, северынй кипр, трскинфо, рассказы северный кипр, Бербер | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Хостинг от uCoz